Я боролась до конца и вот мы вместе

borotsa-za-lubovВ арсенале нашей жизни есть много красивых и правильных понятий: гордость, чувство собственного достоинства, честь. Мы считаем своим долгом следовать им. Как бы ни хотелось нам добиться взаимности, мы почти всегда изо всех сил пытаемся «держать марку» и не подмочить своей драгоценной репутации каким-либо экстравагантным, в общепринятом смысле, поступком. Но, как ни странно, иногда, действуя вопреки положенному, мы все-таки добиваемся своего.

Наша любовь началась на юге. Мы оба там отдыхали. Вернувшись в Киев, где я жила, а он учился в военном училище, мы продолжали встречаться. Он все свободное время проводил со мной. У нас были идеальные отношения. Я верила ему больше, чем себе. Подруги поражались: как я могу так доверять мужчине! Но я ни на йоту не сомневалась в его любви.

И вот я забеременела. Поначалу он воспринял это нормально, мы говорили о том, что нужно узаконить наши отношения. Но шло время, и он все более и более отдалялся от меня. Реже приходил, стал менее нежен. Я знала, что его мать уже осведомлена о моем существовании и моем положении. И чувствовала, что она не только против, но и настраивает сына против меня. Зачем я ему? У него впереди военная карьера. А я к тому же старше его на четыре года. И вот настал день, когда он сказал, что жениться не собирается и ребенка не признает. Все отношения между нами прекратились по его инициативе.

Подруги злорадствовали: мол, мы же говорили, что мужчинам доверять нельзя. Весь мир для меня погрузился во мрак. Я впала в жуткую депрессию.

Рожала тяжело, тяжело отходила от родов. Родился мальчик, слабенький, с кучей проблем. Одолев этот период, я решила бороться хотя бы за то, чтобы мой бывший возлюбленный признал сына, чтобы у ребенка был законный отец.

Я стала звонить ему в училище, ездить туда, пыталась поговорить откровенно, пробудить в нем чувство долга, ответственности. Он избегал меня, как мог. Но я не сдавалась. Съездила с ребенком даже к его родителям. Его мать приняла меня сдержанно, отец был более расположен. В итоге, подержав ребенка на руках, она сказала: Гарний хлопчик, але нехай росте без батька».

Но я продолжала наступление на ее сына. Обратилась к его начальству с просьбой повлиять. Пришла на его выпускной вечер.

Вскоре, посоветовавшись с юристом и не видя на данном этапе другого выхода, я решила подать заявление в суд о признании отцовства. Поставила его об этом в известность. Уже была назначена дата судебного заседания.

Не знаю, что повлияло на него: то ли моя настойчивость, то ли опасение, что судебный процесс помешает карьере, но незадолго до суда он позвонил мне и сообщил, что ребенка готов признать официально. Вскоре все было оформлено, я стала получать алименты. Что же, первый этап завершился мой победой. Но я не собиралась прекращать борьбу.

Через некоторое время его отправили служить в Крым. Я не оставляла его в покое, звонила, несколько раз приезжала. Постепенно почувствовала, что моя настойчивость дает результаты. И я решилась поехать к нему с ребенком. Он не протестовал.

Поначалу было нелегко. Жили в бывшем пионерлагере. Потом решили купить двери экошпони зарабатывать на установке межкомнатных дверей Экошпон, что в ближайшем будующем принесло плоды и мы сняли квартиру и зажили, как обычная семья. Наши отношения снова стали прекрасными. Вскоре мы приехали в Киев и расписались. Даже его родня была на свадьбе.

С тех пор у нас идиллия. Муж давно искупил вину любовью, нежностью, заботой. О его предательстве мы не вспоминаем. Я счастлива. Я боролась и победила.

 

About the author

More posts by